ЮНЕСКО прописали инъекцию молодости

36-я сессия Комитета всемирного наследия отказалась обсуждать значившийся в повестке петербургский вопрос. Де-факто это означает, что обнародованный ранее проект беззубой резолюции примут автоматически (возможны несущественные корректировки), в общем вагоне с прочими заготовками. Наблюдатели видят в таком исходе свидетельство кризиса этой организации, сдающей позиции с оглядкой на политическую конъюнктуру. Восполнить недостаток боевого духа могла бы инъекция молодых клеток — прошедший в Петербурге Форум неправительственных организаций объявил о создании международной ассоциации World Heritage Watch и предложил подключить гражданских активистов к прямому участию в работе КВН, обеспечив их представителям соответствующую квоту.


Весна Томсе, член Международной сети городских исследований и действий (INURA),представляет уникальный пример переноса завода-памятника промышленной архитектуры в Цюрихе,организованного неправительственными организациями и инициативными группами

Немое кино

Режиссеры политической сцены представили немое кино в павильонах Таврического дворца — сессия КВН, впервые проходящая в нашей стране, сняла с обсуждения четыре российских объекта культурного наследия (погост Кижи, ансамбль Соловецких островов, исторические центры Ярославля и Санкт-Петербурга) и заповедник Куршская коса.

Напомним, что последние три года сессии КВН выносили весьма нелицеприятные резолюции по Петербургу, из раза в раз журя российскую сторону за неисполнение предписаний, касавшихся уточнения границ и состава нашего объекта, определения буферных зон, создания единого органа и плана управления. К нам приезжала мониторинговая миссия, также давшая весьма жесткие оценки, обозначившая имеющиеся угрозы и предложившая возможные пути их минимизации. Наконец, год назад в Петербурге прошла конференция с участием экспертов ИКОМОС — ЮНЕСКО, на которой директор Центра всемирного наследия Кишер Рао объявил о готовности создать международную рабочую группу, призванную помочь нам сделать «работу над ошибками». Но и петербургские, и российские власти все эти годы фактически саботировали исполнение решений и рекомендаций комитета.

Идеалисты ожидали, что нынешняя сессия потребует наконец от РФ исполнения обязательств, принятых ею с подписанием Конвенции о культурном наследии. Скептики же предполагали, что сюжет будет развиваться согласно кавказскому пониманию правил обихаживания: «кто девушку ужинает, тот ее и танцует» (ну неловко им будет нас выпороть после выказанного радушного приема, предложенных культур-мультур-программ по высшему разряду и обильных застолий с ласковыми увещеваниями меж переменой блюд).
«Степень сохранности исторического центра Петербурга не требует дополнительного обсуждения и выработки дополнительных рекомендаций», — только и объявили на пленарном заседании.

Наследие в опасности

Совсем иные оценки прозвучали буквально накануне открытия сессии.
Более 1300 памятников истории и культуры в Петербурге находится в фазе активного разрушения, свыше 150 исторических зданий уничтожено только за последние 12 лет — таков вывод совместного исследования Save Europes Heritage, Московского общества охраны архитектурного наследия и движения «Живой город», представленного ими в сборнике «Санкт-Петербург: Наследие под угрозой».

«Сносы продолжаются, их стало даже больше… Таинственные мотивировки, участие служб безопасности, мужчин в погонах, все процессы по градостроительству не расшифровываются, не найти концов, невозможно остановить разрушения. Губернатор говорит, что у него нет для этого инструментов. К кому обращаться — к Господу Богу? Больше не к кому. Мы уперлись в стенку, все разрешенные законом, все возможные легальные формы исчерпаны… КГИОП ничего не может сделать — то ли существует теневое правительство, то ли колоссальное мафиозное лобби, не найти ни начала ни конца. Даже обращение к прокурору не имеет никакой силы… Глубина порока становится такой, что просто общественными усилиями и легальной гражданской деятельностью ее не пресечь» — такое полное отчаяния заявление сделал режиссер Александр Сокуров на Петербургском международном экономическом форуме.

О том, какой видится концепция развития Петербурга руководству северной столицы, делегаты и гости ПМЭФ так и не узнали — губернатор Полтавченко не смог озвучить заявленный доклад, ибо спешно отбыл по вызову Владимира Путина. Заменивший патрона вице-губернатор Сергей Вязалов предпочел говорить о готовящейся в Смольном Программе сохранения исторического центра (читай — коренной реконструкции). Чиновник сравнил старый город с антикварной квартирой, доставшейся от бабушки молодому студенту, который не имеет на ее содержание средств, а для разумного распоряжения наследством — очевидно, мозгов.

Именно эту программу, а вовсе не предписанную прежними сессиями работу по нашим границам и буферным зонам или упомянутый в резолюции проект «Лахта-центра» губернатор Георгий Полтавченко и предложил оценить делегатам 36-й сессии КВН:

— Хотим использовать присутствие международных экспертов для того, чтобы сверить с ними наброски программы, — признался градоначальник.
Характерно, что сами петербуржцы — в том числе даже члены профильных парламентских комиссий — пока не имеют ни малейшего представления ни о каких «набросках». Все обращения и запросы с требованием предоставить рабочие материалы Смольный до сих пор отклонял, уверяя, что ничего еще нет, а потому и обсуждать нечего.

Постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Элеонора Митрофанова продемонстрировала на брифинге свое понимание главной нашей беды:

— Проблема Петербурга в том, что в список охраны внесен весь центр города, но не все здания в центре являются уникальными объектами культурного наследия.
Что чиновнице проблема, то вообще-то признано на международном уровне нашей уникальной ценностью — именно потому, что Петербург сохранил не отдельные памятники, а целостность исторической планировки вкупе с рядовой застройкой, его в свое время и включили в Список всемирного наследия.

По мнению госпожи Митрофановой, масштабная программа реновации центра может только радовать: «люди должны жить комфортно». Вместе с тем ее радует и то, что в Петербурге «очень сильные общественники»:

— Они постоянно не соглашаются с правительством, спорят с ним, и, видимо, в итоге именно в этих спорах и рождается истина. Возможно, именно благодаря этим организациям исторический центр Петербурга не стал похож на некоторые кварталы Москвы, которые уже просто невозможно узнать, — расточала комплименты постпред.

Гражданская альтернатива

Комментируя инициативу Форума неправительственных организаций, созванного накануне в Петербурге и объявившего о создании международной ассоциации World Heritage Watch, Элеонора Митрофанова похвалила начинание и заверила: «Мы намерены и дальше поддерживать неправительственные общественные организации и всячески контактировать с ними», — хотя накануне и отклонила приглашение организаторов форума, сославшись на занятость делами 36-й сессии КВН.

Впрочем, участие в работе сессии не помешало принять аналогичное приглашение таким едва ли менее занятым людям, как президент ИКОМОС Густаво Араоз, заместитель гендиректора ЮНЕСКО по культуре Франческо Бандарин и генеральный секретарь международной организации «Европа Ностра» Снежка Квадвлиг-Михалович.

Идея созвать непосредственно перед сессией ЮНЕСКО международный форум гражданских активистов, чтобы высказать свое мнение о состоянии памятников и обменяться опытом их защиты, принадлежит директору Центра экспертиз ЭКОМ Александру Карпову. Реализовать пугающий своим масштабом замысел удалось с помощью единомышленников, ставших вместе с ЭКОМ соорганизаторами форума — Гринпис России, Петербургское отделение ВООПИиК, «Зеленая волна», Центр изучения Германии и Европы, Русско-немецкое бюро экологической информации — при участии Центра ЕС (Европейского университета в Санкт-Петербурге).

Форум собрал представителей более 20 стран и поразил глубиной и профессиональным пониманием проблем, представленных в прозвучавших докладах, четкостью изложенных в итоговых документах конкретных дальнейших шагов.

Особое внимание было уделено российским объектам. Оно и неудивительно — из двадцати четырех, состоящих в Списке всемирного наследия, под угрозой находится 11. Если в других странах источниками такой угрозы являются природные катастрофы или войны, то в России — чиновники и бизнес. Масштабы коррупции чудовищны. Красноречивая к тому иллюстрация — арест должностного лица Министерства природных ресурсов, получившего взятку за разрешение на строительство на территории Забайкальского национального парка.
Участники форума выработали пакет резолюций. Первые три предлагают механизмы общественного участия в деле сохранения и управления объектами всемирного наследия.

Одна, касающаяся доступа к информации, требует от Центра всемирного наследия публиковать в открытом доступе все документы по объектам, планы и отчеты сразу же после их получения. Вторая декларирует необходимость создания глобальной международной сети неправительственных организаций World Heritage Watch, которая в будущем должна стать партнером комитета, оповещать его как можно раньше об угрозах объектам наследия, информировать мировую общественность о состоянии их сохранности, организовывать ежегодные форумы, предваряющие сессии КВН. Третья предлагает комитету создать рабочую группу для интегрирования в его работу представителей НПО и коренных народов.

Другая группа резолюций касалась проблем с сохранением конкретных объектов всемирного наследия, особенно российских и украинских; и содержала конкретные рекомендации руководству этих стран.

От секты — к сети

Подводя итоги форума гражданских активистов, Франческо Бандарин назвал создание международной сети World Heritage Watch «прекрасной идеей».

— Такого еще не было! Мы годами пытались создать нечто подобное, но, очевидно, комитету нужен бинокль, чтобы разглядеть наличие такой необходимости. Если этого не случится, я буду очень огорчен. К сожалению, есть вещи, которые мне очень не нравятся в работе комитета. Он ведет себя будто какая-то религиозная секта, где используют зашифрованный язык, где есть адепты, священнослужители, новое Евангелие… Конвенция — прекрасная вещь, и она позволила добиться многого. Но это инструмент, который полвека назад был предназначен для культурной элиты. А сегодня такой инструмент нужен всем, вопросами сохранения наследия интересуются все люди, общество, движение идет снизу вверх. Наши возможности ограниченны, и все же мы идем вперед, несмотря на те ограничения, которые накладывает политика. Мы вот сидим в своем комитете, а происходит искажение наших целей — из-за политизации, лоббирования, оказываемого в разных направлениях. Организация, которую вы учреждаете, должна эти вещи иметь в виду, чтобы избежать сказанного выше. Важно, чтобы мы помогли движению следовать в нужном направлении. Я рад, что оказался здесь и участвовал в создании такого важного элемента нашего будущего. Но это только начало. Необходимо разработать механизмы этого процесса. Мы будем продолжать вместе работать, — напутствовал господин Бандарин.

Татьяна ЛИХАНОВА,
фото Виктории АНДРЕЕВОЙ

Источник – Новая газета

Реклама

Об авторе spbforum

Международный форум "НКО в защиту объектов всемирного наследия" // International Forum "Non-Governmental Organizations in support of the World Heritage propeties".
Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Добавьте в закладки постоянную ссылку.