Petr Sorokin

Цитадель крепости Ниеншанц на плане 1681 г

Археологические памятники Охтинского мыса. Проблемы сохранения и использования.
Петр Сорокин (Северо-западный институт культурного и природного наследия, зам. директора, ИИМК РАН, старший научный сотрудник, Санкт-Петербург)

Отсутствие в Петербурге и его окрестностях видимых объектов культурного наследия допетровского времени подкрепляло исторические мифы, закрепившиеся в общественном сознании о городе, построенном на пустом неприспособленном для жизни месте. В последние годы в процессе археологических раскопок на Охтинском мысу были выявлены уникальные археологические объекты, имеющие общеевропейскую историко-культурную значимость. Место расположения этих памятников попадает в границы объекта всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников», включенного в 1990 г. в список ЮНЕСКО. Археологические исследования на месте шведского города Ниена и крепости Ниеншанц были начаты в 1992 году Санкт-Петербургской археологической экспедицией Северо-западного института культурного и природного наследия. В то время территория крепости Ниеншанц, известная по шведским планам XVII в., была на 80 % перекрыта заводскими сооружениями и инженерными коммуникациями. Однако, разведочные раскопки показали, что здесь имеются участки культурного слоя XVII в. и позднесредневековые захоронения. По результатам этих работ была подготовлена охранная документация и в 2001 г. мыс при впадении Охты в Неву был поставлен КГИОП Петербурга на государственный учет в качестве выявленного объекта культурного наследия: «Ниеншанц (Охта 1) шведская крепость 1611 – 1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник». Это создало законодательную основу для продолжения археологического изучения этой территории при проведении здесь последующих строительных работ.

Мемориализация Охтинского мыса как центра допетровской истории Невского региона была начата по программе Северо-западного института наследия к 300-летию Санкт-Петербурга. В 2000 г., при участии шведской стороны здесь был создан архитектурно-археологический памятный знак «крепость Ниеншанц», а в 2003 г. к празднованию 300-летия Петербурга при поддержке меценатов из «Охта-групп» открыт первый в городе историко-археологический музей «Ландскрона, Невское устье, Ниеншанц». Музей, был ликвидирован при начале строительства Охта-центра в 2007 г– здание снесено, а коллекция, включавшая диораму города Ниена с крепостью Ниеншанц, копии вооружения русского и шведского воинов XIII в., макет раскопа в г. Ниене, модели судов, копии карт и планов Ниеншанца, многочисленные рисунки-реконструкции исчезли, несмотря на обещания ЗАО ОДЦ «Охта» сохранить музейную экспозицию и открыть ее на новом месте.

Масштабные охранные раскопки на Охтинском мысу на месте предполагаемого строительства Общественно-делового центра «Охта» и в зоне строительства набережной реки Охты были проведены археологическими экспедициями СЗНИИ Наследия, ИИМК РАН в 2006-10 гг. За пять лет здесь была частично или полностью исследована территория общей площадью около 47 тыс. м.кв.

Объекты культурного наследия Охтинского мыса. В процессе археологических раскопок здесь было выявлено пять археологических объектов различных эпох, сохранившихся на значительной территории:

1. стоянки и промысловая зона эпохи неолита — раннего метала V-I тыс. до н.э.;

2. мысовое городище новгородского периода (около XIII в.);

3. шведская крепость Ландскрона 1300-01 гг.;

4. шведская крепость Ниеншанц 1611-1703 гг.;

5. могильник поселения Невское устье XVI-XVII вв.;

Стоянки эпохи неолита, раннего метала, промысловая зона V-I тыс. до н.э. были обнаружены по результатам разведочных работ на территории около 50 тыс.м.кв. Они располагались на побережье лагуны Литоринового моря, а теперь их остатки: культурный слой и сооружения занимают почти весь мыс на отметках от 0.50 до 2.50 в Балтийской системе высот. Здесь обнаружены уникальные по своей сохранности и масштабам рыболовные заграждения, известные ранее в разных местах Северной Европы только по небольшим фрагментированным находкам.

Средневековое мысовое городище находилось в северной части мыса. Сохранился участок оборонительного рва протяженностью около 80 м., шириной 3 м и глубиной около 2 м, защищавшего городище с южной – напольной стороны. Можно предположить, что эти укрепления были сооружены новгородцами или зависимой от них ижорой для контроля за Невским путем в XIII в. Это первое средневековое городище, обнаруженное в Приневском регионе.

Крепость Ландскрона, согласно документам, была сооружена шведами с участием строителей направленных папой из Рима в 1300 г. В следующем 1301 г. она была взята и разрушена русскими войсками великого князя Андрея Александровича. Как показали раскопки, крепость была регулярной и значительно более масштабной и мощной, чем предполагалось ранее. Площадь ее составляла около 35 тыс. м.кв. и она превосходила по своим размерам другие, современные ей крестоносные замки в Восточной Прибалтике. В 2006-10 гг. было изучено около 23 тыс.м.кв. ее территории. От крепости сохранились две линии рвов, окружавших ее со всех сторон. Они были шириной 11 и 15 м, глубиной до 3 м, трапециевидной формы, с деревянными укрепляющими конструкциями. Сохранилось также подземное основание башни в виде сруба-колодца размерами 5.3х5.3, на высоту до 4 м.

С русским поселением Невское устье XV-XVII вв. — первым протогородским торговым поселением в устье реки Охты связан грунтовый могильник на левом берегу реки Охты. К настоящему времени он также изучен частично — на площади около 2000 м.кв., где было раскопано около 300 захоронений.

Крепость Ниеншанц была сооружена здесь шведами в 1611 г. В конце 1650-60 х. гг. она была полностью перестроена. Укрепления крепости были деревоземляными. Ниеншанц дважды брали русские войска: в 1656 и 1703 гг. Вскоре после этого крепость была переименована в Шлотбург и дефортифицирована. Однако, при этом Петр Великий планировал ее мемориализацию. Однако, в XVIII-XX вв. ее валы подверглись разрушению, а рвы засыпке. Раскопки показали, что хорошо сохранились рвы крепости двух периодов ее строительства шириной 18 — 25 м. глубиной до 4 м., укрепленные дерновыми кладками, и деревянными конструкциями. Обнаружены также крепостной колодец и погреб, срубленные из бревен, и основание каменного сооружения вымощенного булыжником.

Степень изученности территории памятника и мероприятия по его сохранению. Культурный слой эпохи средневековья — нового времени исследовался в центральной части мыса на площади около 47 тыс. м. кв., из них около 42 тыс. м.кв. на территории ОДЦ «Охта», общая площадь участка которого составляет – 47.25 тыс. м. кв. и 5 тыс. м.кв. на соседней территории — в зоне строительства набережной по левому берегу реки Охта, причем на значительной части этой территории изучение культурного слоя не было завершено. Полностью оно может считаться завершенным только на тех участках, где после окончания исследований слоев эпохи неолита и раннего метала, раскопки были доведены до материка, а эта территория к настоящему времени составляет только 11.5 тыс. м.кв. За пределами этой территории на площади 21,9 тыс. м.кв. только в границах территории ОДЦ «Охта», слои этого времени сохраняются и остаются неисследованными. В зоне строительства набережной площадь их распространения составляет около 8,6 тыс.м.кв.

На территориях ОДЦ «Охта» площадью – 3.4 тыс. м.кв. и в зоне строительства набережной на площади 5.2 м.кв. раскопки вообще не проводились, хотя здесь также имеется культурный слой и остатки фортификационных сооружений, что было зафиксировано раскопками 2009 г. ИИМК РАН и КГИОП Петербурга, объявили о полном завершении исследований культурного слоя участка Охтинского мыса, принадлежащего ОДЦ «Охта» в октябре 2010 г., что позволило снять этот – основной участок территории выявленного объекта культурного наследия с охраны обеспечив, таким образом, возможность его застройки. При этом на площади «завершающего» этапа раскопок, проводившихся в течении полугода ИИМК РАН, — около 17 тыс. м. кв., значительные участки фортификационных сооружений были раскопаны на снос, а раскопы окруженные неисследованными участками культурного слоя не были законсервированы. Все это нанесло значительный ущерб объектам наследия и культурному слою памятника, доводимого таким образом до разрушения.

Несмотря на то, что по закону подобные исторические сооружения попадают под охрану с момента их выявления, на протяжении 2008-2011 гг. Органы охраны памятников игнорировали информацию, полученную от археологов об обнаружении новых объектов культурного наследия на Охтинском мысу и они так и не были поставлены на охрану в качестве выявленных объектов. В то же время – в течение 2009 – 2011 гг. ОДЦ «Охта» заказал три историко-культурные экспертизы по участку предполагаемого строительства. Две первые из них были отклонены самим заказчиком, третья, подготовленная без участия специалистов по археологии, передана на утверждение в органы охраны памятников. При рассмотрении этой экспертизы в октябре 2011 г., в соответствии с Законом Петербурга, на Совете по культурному наследию при губернаторе Петербурга она была единогласно отклонена, как некомпетентная и ангажированная с предложением к КГИОП заказать новую экспертизу другому коллективу экспертов (см. рецензию и отзыв на акт экспертизы). Однако, спустя несколько месяцев — в марте 2012 г КГИОП Петербурга утвердил эту экспертизу, в результате чего территория Охтинского мыса получила статус достопримечательного места регионального значения. При этом режимы сохранения объектов на его территории, также как и их статус, до настоящего времени не определены. Более того экспертное заключение, основанное на заключении руководства ИИМК РАН и КГИОП Петербурга о полном изучении культурного слоя на территории ОДЦ Охта, не предполагает сохранения выявленных объектов на том основании, что весь культурный слой был уничтожен в процессе изучения, а объекты имеют плохую сохранность. Таким образом, экспертиза закладывает законодательную основу не для сохранения объектов наследия, а для беспрепятственной застройки территории участка.

При этом владелец территории разделил ее на два кадастровых участка – основную территорию площадью 45 тыс. м.кв., которую, вероятно, предполагается отдать под строительство «общественно-делового квартала с жилой застройкой» о чем было официально объявлено и небольшой участок территории Ниеншанца, включающий Карлов бастион площадью 2.2 тыс. м.кв. Этот бастион, сохранившийся лучше других, был обозначен в письмах Росохранкультуры 2010 г., как подлежащий сохранению.

Однако, выделение из остатков четырех крепостей небольшого фрагмента для сохранения противоречит, как российскому законодательству, так и международным правовым документам по сохранению культурного наследия. Согласно Женевской хартии ICOMOS по охране и менеджменту археологического наследия 1990 г. необходимость сохранения объектов археологического наследия не зависит от степени их фрагментированности. Европейская конвенция об охране археологического наследия, ратифицированная Российской Федерацией 17.06.2011 содержит следующие положения: «каждая сторона, ратифицировавшая Конвенцию обязуется создать, с помощью имеющихся у данного государства средств, правовую систему защиты археологического наследия, обеспечивая создание археологических заповедников даже в отсутствие видимых остатков археологических объектов на земле или под водой с целью сохранения материальных свидетельств, с тем, чтобы они изучались последующими поколениями».

Памятники Охтинского мыса и предложения по их сохранению и использованию. Объекты культурного наследия, выявленные в процессе раскопок — части четырех крепостей XIII-XVII вв: мысовое городище, Ландскрона и Ниеншанц двух периодов его существования представляют собой комплекс фортификационных сооружений – своего рода ансамбль сохраняющийся в ландшафте и характеризующий многовековой процесс крепостного строительства на это территории.

Исторические крепости — памятники фортификации и военной истории и другие объекты Охтинского мыса: кладбище первого русского торгового поселения в устье Невы и более ранние памятники, характеризующие освоение древними людьми региона Восточной Прибалтики, имеют высокую историко-культурную ценность, не только как предшественники Петербурга, но и как объекты культурного наследия связанные с российской и общеевропейской историей.

В качестве предметов охраны исторических крепостей могут быть названы: их планировка, показывающая их расположение на местности, сохранившиеся участки архитектурных фортификационных сооружений – оборонительные рвы, демонстрирующие конструктивные особенности укреплений, а также элементы исторического ландшафта. Кроме того, на исследованной территории сохраняются: деревянное основание башни Ландскроны, деревянные колодец и погреб, а также основание каменной постройки Ниеншанца. Здесь также имеются значительные по масштабам участки культурного слоя V тыс. до н.э. — XIX вв., захоронения XVI-XVII вв.

Благодаря тому, что каждая последующая крепость на Охтинском мысу была больше предыдущей, подземные сооружения их, заглубленные в грунт, хорошо сохранились. Выявленный многослойный памятник, на котором можно одновременно наблюдать части фортификационных сооружений разных периодов истории уникален не только с научной точки зрения, но и как музейный объект. Любой проект освоения этой территории должен учитывать наличие здесь грандиозных по масштабам и историко-культурной значимости археологических объектов. В настоящее время существует возможность создания на Охтинском мысу ландшафтного археологического музея-заповедника, который бы объединил в своей экспозиции материалы по пятитысячелетней предыстории Северной столицы и повысил ее туристическую привлекательность. Следует учитывать, что выявленные памятники, составляющие около 80% археологического потенциала допетровского времени в Петербурге, единственные в своем роде и доведение их до уничтожения или принесение в жертву рядовой коммерческой застройке – преступление перед будущим. Поэтому не может быть оправданной альтернативы их сохранению.

Для осуществления этой идеи потребуется возвращение территории памятников государству путем ее выкупа у инвестора. Создание музея могло бы проходить в несколько этапов. На первом этапе необходимо обеспечить полную консервацию археологических объектов и раскопов на территории проведенных исследований, в соответствии с действующим законодательством и нормативными документами. Далее следует произвести временную рекультивацию участка с созданием здесь парковой зоны до разработки и утверждения проекта ландшафтного музея. Любой проект музеефикации должен предусматривать полное сохранение всех археологических объектов Охтинского мыса с последующим включением их в Единый Государственный реестр на основе независимой историко-культурной экспертизы. Он также должен предусматривать показ подлинных участков исторических фортификаций и частичное воссоздание их утраченных элементов в соответствии с принципами, закрепленными в законодательстве.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s