Viktor Zadkov

IN ENGLISH

Проблема сохранения памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО — Баболовского парка г. Пушкина
Виктор Задков (Гражданское объединение «За сохранение Баболовского парка!», Пушкин, член Координационного Совета, Санкт-Петербург)

Седьмой год продолжается история проекта строительства гольф-клуба с размещением гольф-полейна территории Баболовского парка в городе Пушкине (Царском Селе). Парк в целом и восемнадцать объектов на его территории являются объектами исторического и культурного наследия федерального значения. Ансамбль дворцов и парков вместе с историческим центром города Пушкина является объектом всемирного культурного наследия ЮНЕСКО с тем же статусом, что и, например, исторический центр Санкт-Петербурга. Баболовский парк является одним из пяти известных парков г. Пушкина и самым крупным из них. Его площадь составляет 268,6 Га.

Парк создавался в 1850-60-х годах как ландшафтный в результате вырубки и выкорчевки части существовавшего на этом месте леса, посадки дубов, лип, кленов, берез и других пород деревьев и кустарников. До начала Великой Отечественной войны он сохранял свой первоначальный облик. За время войны парк пострадал, как и весь ансамбль царскосельских парков. Наиболее пострадавший на территории Баболовского парка объект — Баболовский дворец с находящейся в нём уникальной, единственной в мире ванной высотой — 192 см, диаметром — 533 см и весом — 48 т., изготовленной из целого куска гранита.

За послевоенный период парк менялся, как менялось государство и общество. Именно парки и дворцы в их современном, а одновременно и историческом виде, ассоциируются с городом Пушкином (Царским Селом) как места для семейного отдыха, общения с природой, занятий спортом, духовного развития. В своём нынешнем виде ландшафт парка естественным образом изменился в сравнении с первоначальным замыслом, однако сам парк не утерял ценности как удобное и значительное пространство благоприятной окружающей среды для общения с природой, рекреации. Со времени включения Баболовского парка в номинацию и список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО на рубеже 80-90-х годов прошлого века, состояние парка отличается незначительно, хотя и не в лучшую сторону.

Доступ в Баболовский парк абсолютно свободный. С каждым годом в связи с ростом интереса граждан к своей истории, здоровому образу жизни, усталости от всё ускоряющегося ритма Санкт-Петербурга количество посетителей парка увеличивается.

За послевоенную историю парка государством практически не вкладываются средства в его содержание, и, тем более в реконструкцию и реставрацию. В значительной степени это связано с тем, что после распада СССР Баболовский парк не был включен в список особо ценных объектов культурного наследия, куда, например, вошли более известные парки Царского Села Екатерининский и Александровский. Для их сохранения и развития специально был создан Государственный музей-заповедник «Царское Село».

Сейчас над Баболовским парком, объектом всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, нависла угроза начала реализации сомнительного инвестиционного проекта строительства гольф-клуба, который логически разделит парк на части, исказит его ландшафт, приведёт к вырубке нескольких десятков гектар деревьев и ограничит доступ граждан больше чем на треть его территории.

Первоначально Баболовский парк начал рассматриваться как возможная площадка для создания гольф-полей шведской компанией Semren och Mensson Architectkontor AB, которую впоследствии сменила ирландская Traesury Holdings. Ещё в 2006 году Правительство Санкт-Петербурга предоставило ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург», компании, специально созданной для представления интересов инвестора, право начать проработку проектирования и строительства гольф-клуба. В 2008 году были зафиксированы границы участка, объявлены общие тезисы инвестиционных условий проекта. С 2011 года территория Баболовского парка, в том числе при финансовом участии ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург», и в расчёте на этот проект, была отнесена к собственности Санкт-Петербурга.

Концепция этого проекта предполагает реконструкцию примерно 100 Га в южной части парка и приведение её к состоянию 1850-х годов, в том числе передачи в аренду и строительства на примерно 36 Га гольф-полей на 18 лунок. Такие поля являются самыми большими в современном гольфе, их устройство потребует значительных финансовых средств и, в данном случае, изменения существующих исторически сложившихся ландшафтно-планировочных решений Баболовского парка, а в южной части парка может остаться всего 21% зелёных насаждений.

Следует подчеркнуть, что все решения, принятые в отношении этого проекта, рекламирование его инвестором и органами исполнительной власти Санкт-Петербурга, экспертиза Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников, основываются на рассмотрении лишь концепции и в отсутствии проекта именно как подробного, конкретного документа. Документы, которые были созданы в процессе подготовки этого проекта, и не содержащие финансовых сведений, в частности историко-культурная экспертиза, общественности, несмотря на неоднократные запросы, инвестором для ознакомления не предоставлены.

В дальнейшем под «проектом» здесь подразумевается совокупность информации, известной о гольфклубе и гольф-полях на территории Баболовского парка на текущий момент.

Коммерческое использование территории парка неизбежно потребует серьёзных ограничений для его посетителей. Несмотря на рекламируемую концепцией инвестора и представителями исполнительной власти свободу посещения парка, инвестор будет вправе устанавливать особый режим регулирования, определяющий возможность доступа посетителей парка на его территорию в любое время (то есть ограничивать доступ!), и не только на время проведения соревнований. Информация об этом имеется и в информационной справке инвестора для Муниципального совета г. Пушкина, и на схеме, представленной на рис. 3, и самими правилами игры в гольф и соблюдением при этом необходимых мер безопасности.

Свобода доступа в парки общего пользования в течение всей истории России ассоциируется с самим понятием – парк. Даже парки, являющиеся особо ценными объектами культурного наследия России, могут иметь всего два ограничения для посещения совершенно иного рода. Это ограничение посещения в ночное время и взимание платы за посещение. Но в обоих случаях как минимум в течение дня парки могут посещаться любым желающим на всей территории. Рассматриваемый проект в Баболовском парке такой свободы не предусматривает.

Основными рисками при возможной реализации проекта со строительством гольф-полей на территории Баболовского парка, а также вообще риски при инвестиционном процессе с привлечением частных инвесторов в существующем правовом поле для реконструкции, реставрации и так называемого приспособления культурных ценностей для современного использования являются:

1. Логическое разделение Баболовского парка, на части.
Ни при каких условиях при рассмотрении вопроса восстановления и реставрации объекта культурного наследия, не может применяться различное отношение к разным его частям, элементам. Невозможно представить ремонт и реставрацию только одного фасада Эрмитажа, тогда как в отношении остальных отсутствуют и планы и средства и ответственность. В случае с проектом устройства гольфполей в Баболовском парке именно так и происходит. Около 160 Га парка, не рассматривающийся в этом проекте, так и остаются без каких-либо перспектив, несмотря на то, что ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург» должно было выплатить в бюджет Санкт-Петербурга около порядка 650 миллионов рублей в качестве инвестиционных платежей только за выделенные ему участки для строительства гольф-деревни. При том, что о необходимости финансирования и уделения внимания парку, говорят все, такая позиция органов исполнительной власти представляется как минимум странной.
На меньшей части территории парка государство зарабатывает, но в большую его часть и не планирует вкладывать полученные средства. Почему же нельзя было установить в качестве инвестиционных условий реставрацию всей территории парка при этом сократив размер инвестиционного платежа в
бюджет?

2. Размещение гольф-полей и связанные с этим изменения современного ландшафта парка и доступа не его территорию.

При принятии решений о восстановлении памятника на тот или иной исторический период должна приниматься во внимание его современная ценность для общества, те возможности и особенности, которые возникли даже, если его состояние не соответствует первоначальному замыслу. Во многом это и есть приспособление объекта для современного использования. Только сама жизнь уже в какой-то степени осуществила это приспособление.

При разработке концепции гольф-клуба был принят за основу самый первый из дошедших до нас планов 1850-х годов, тогда, как указывается в «Петербургской стратегии сохранения культурного наследия», принятой ещё в 2005 году, до возникновения обсуждаемого проекта, «признается ценность позднейших исторических наслоений, не искореняются элементы стилей разных эпох, отрицается принцип приведения памятников к стилистическому единству (так называемые «стилистическая» или «романтическая» реставрация, реставрация на оптимальную дату — на период расцвета памятника).

Кроме того, реставрируемый объект не должен обновляться до такой степени, чтобы восприниматься как новодел». «Качественный уход и надлежащая эксплуатация — наиболее эффективный, единственно щадящий метод сохранения наследия». Для реставрации парка, какова ни была бы её концепция, вполне возможно проведение работ по этапам, реставрация отдельных объектов по мере возникновения финансовых возможностейи с государственными гарантиями.

Коммерческая эксплуатация гольф-полей потребует ограничения свободного доступа на значительную территорию парка и сточки зрения безопасности и с точки зрения сохранения дорогостоящих газонов. Получится ситуация, когда ради небольшого количества любителей этой игры многие пушкинцы, маленькие пациенты находящегося неподалёку детского ортопедического института и гости города будут лишены возможности посещать парк в любое время.

3. Отсутствие требований к потенциальному инвестору и механизма финансовых и государственных гарантий реализации проектов в отношении объектов культурного и исторического наследия.

На сегодняшний день законодательство не требует предоставление от потенциальных инвесторов технико-экономического обоснования проекта, проверки их финансовой состоятельности, требований к опыту выполнения проектов подобной сложности, наличию необходимых ресурсов, то есть сведений, аналогичные которым предоставляют участники конкурсных процедур. Законодательство, регулирующее поставки товаров и услуг для государственных нужд, вполне может быть применено для запуска подобных проектов. Не стоит забывать и коррупционных рисках.

Государство надеется лишь на финансовую заинтересованность инвестора, но гарантий реализации таких проектов, тем более в срок не даёт. В случае остановки проекта по любым причинам проблема будет заключаться в том, что объект охраны может быть попусту утрачен и восстановить его даже до состояния на момент начала работ будет уже невозможно даже при изыскании средств.

Негативным примером, приводящим к предложениям, указанным выше, является неисполнение ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург» своих обязательств. За 47 месяцев, выделенных ещё в 2008 году на реализацию части проекта строительства гольф-клуба вне территории парка, первоначальные обязательства инвестор не выполнил; строительство гольф-деревни и зданий административного комплекса на арендованных участках даже не начал. Между Комитетом по управлению городским имуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга и ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург» идут судебные споры по искам КУГИ о взыскании арендных платежей по договорам аренды на суммы в сотни миллионов рублей. Ирландская пресса в 2012 году публиковала несколько статей, в которых обсуждаются долги компании Tresuary Holdings, указываемого руководством ЗАО «Царскосельский гольфклуб Санкт-Петербург» как основного фактического инвестора, и возможность его банкротства. При всём этом продолжающиеся переговоры между ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург» и Правительством Санкт-Петербурга, а также пропаганда проекта также вызывает как минимум вопросы. Жителям не понятно, как различные структуры исполнительной власти могут одновременно взыскивать деньги с компании, не выполняющей свои обязательства, и одновременно вести переговоры о продолжении этого дорогостоящего сложного и рискованного проекта.

4. Информирование жителей о планах градостроительных решений и учёт их мнения.
В действующем законодательстве для информирования жителей (но только информирования!) о готовящемся градостроительном решении предусмотрено проведение так называемых публичных слушаний. Проект строительства гольф-клуба затрагивает интересы тысяч жителей и существование памятника исторического и культурного наследия мирового значения. При этом вот как звучит тема обсуждения такого решения на формальном языке закона: «проект планировки с проектом межевания территории, ограниченной дор. на Александровку, Баболовским шоссе, ручьем до Таицкого (разрушенного) водовода, Таицким (разрушенным) водоводом, Красносельским шоссе, зоной магистральных сетей теплоснабжения, подъездным путем ж.-д. станция Павловск – нежилая зона г. Пушкина, Старогатчинским шоссе, каналом вдоль Баболовского парка, в Пушкинском районе». Даже коренные жители не могут понять из этого текста, что речь идёт об их любимом Баболовском парке и, соответственно, лишены возможности выразить даже в совещательном порядке своё мнение.

Необходимо изменение законодательства таким образом, чтобы жители близлежащих территорий гарантированно заблаговременно информировались о планах градостроительных решений и их мнение учитывалось в зависимости от социальной значимости предлагаемых решений и права каждого на благоприятную окружающую среду.

Изучение документов и обстоятельств, связанных с возникновением и историей проекта строительства гольф-клуба со строительством гольф-полей на территории Баболовского парка вызывает объективное мнение жителей города Пушкина о недопустимости реализации этого проекта как губительного для Баболовского парка. Этот проект:

1. нарушит право граждан на сохранение, в том числе для потомков, исторического и культурного наследия,

2. нарушит право граждан на доступ к культурным ценностям в их неизменном виде,

3. ограничит свободу доступа граждан на его территорию, в первую очередь жителей г. Пушкина, основных посетителей парка,

4. уничтожит Баболовский парк как единый исторический памятник садово-паркового искусства, как объект охраны исторического и культурного наследия федерального значения,

5. может явиться сигналом для комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО о нарушениях Российской Федерацией «Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия» и:

a. отказом в предоставлении возможной международной помощи из Фонда всемирного наследия,
b. исключения полностью или частично исторического центра Санкт-Петербурга и связанного с ним комплекса памятников из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО, что повлечёт невосполнимые имиджевые потери для Санкт-Петербурга.

Этот проект не должен и не может быть реализован в предлагаемом виде.
Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на благоприятную окружающую среду, на доступ к культурным ценностям (статьи 42 и 44), обязывает заботиться о сохранении историического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры, сохранять окружающую среду
(статьи 44 и 58) не только каждого гражданина, но и органы государственной власти.

Как указывается в Международной хартии по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест, принятой на II Международном конгрессе архитекторов и технических специалистов по историческим памятникам в Венеции (1964 год), человечество с каждым днем все более осознает общечеловеческую ценность памятников, рассматривает их как общее наследие и перед лицом будущих поколений признает совместную ответственность за его сохранность, оно считает себя обязанным передать памятники во всем богатстве их подлинности; памятник неотделим от истории, свидетелем которой он является, и от окружающей среды, где он расположен.

Инициативная группа и жители города Пушкина провели митинг и собрали уже около шести тысяч подписей в защиту Баболовского парка от непродуманного проекта, который может принести им только запрет на посещение значительной части парка в течение длительного времени строительства и невозможность в дальнейшем посещать парк свободно. Мы изучили и продолжаем изучать документы и другие доступные материалы, касающиеся проекта создания гольф-клуба и гольф-полей на территории Баболовского парка. Мы информируем наших земляков об этом проекте и угрозах, связанных с ним. Мы планируем посредством гражданских инициатив осуществлять помощь Баболовскому парку, привлекать в него больше посетителей, благоустраивать парк в рамках законных возможностей.

Такие решительные действия граждан как митинг вызваны в значительной степени отсутствием желания государства планировать разумные средства на рачительное распоряжение своим имуществом в виде национальных культурных достояний и вести диалог с гражданами, для которых, и с ведения которых, в конечном итоге и должно осуществляться такое деликатное дело, как сохранение исторического и культурного наследия.

Совсем недавно прозвучали намерения Правительства Санкт-Петербурга о строительстве развлекательного центра в Буферном парке города Пушкина. Этот парк не числится в списках охраняемых объектов даже регионального уровня, но также является парком. Вот какая фраза опубликована в описании первоначальной концепции уже этого проекта: «Концепция детского развлекательного центра рассматривает возможность развития проектируемой территории в условиях активного процесса урбанизации городских территорий и территории исторических городов-спутников Санкт-Петербурга, базирующегося на освобождении и перепрофилировании значительных городских площадей…». Эти слова вызывают серьёзное беспокойство, констатируя наступление крупного города на пригороды, наступления на их культурную, архитектурную, природную уникальность, то, за что поколения жителей ценят эту, благоприятную, окружающую их среду.

Мы призываем власти всех уровней ответственно относиться к национальному культурно-историческому наследию, не подвергать их опасности в угоду сиюминутным целям пополнения бюджета или составления благоприятной отчётности.

Мы призываем государство создавать, поддерживать и гарантировать благоприятную окружающую среду для жителей и наших потомков.
Мы надеемся на помощь международных институтов защиты объектов культурно-исторического наследия.

Мы готовы на основании своих гражданских прав осуществлять помощь таким объектам и организациям, отвечающим за их содержание и благоустройство.


The problem of conservation of the Babolovsky Park in Pushkin, a UNESCO World Heritage object
Viktor Zadkov (For Conservation of the Babolovsky Park, a civil association. Pushkin (Tsarskoye Selo), Russia)

The story of the golf club and golf course construction project in the Babolovsky Park in the town of Pushkin (Tsarskoye Selo) has been going on for six years.

The park as a whole and 18 objects inside it are objects of historical and cultural heritage of federal importance.

The park and palace ensemble of Pushkin with its historical center is a UNESCO World Heritage object and has the same status as, e.g., the historical center of St. Petersburg. Babolovsky Park is the biggest one of the five famous parks in Pushkin. Its area is 268.6 hectares.

The park was developed in the 1850-s and 1860-s as a landscape park as the forest in its place was cut and stubbed out and oaks, limes, maples, birches, and other trees and shrubs were planted. The park had had its original look until WW2 when it suffered with the entire ensemble of Pushkin parks. The part of the Babolovsky Park to suffer the most was the Babolovsky palace with its unique 129 cm high and 48 tons heavy bath (533 cm in diameter) made of one whole piece of granite.

After the war, the park changed, as did the community. It is the parks and palaces in their modern and historical shape that make Pushkin a place for family entertainment, getting close to nature, sports, and spiritual development. To the present time, the park’s landscape has changed naturally compared to the original concept, but the park itself has not lost its value as a comfortable and important space with a benign environment for getting close to nature and recreation. The state of the Babolovsky Park has changed only slightly after it was included on the UNESCO nomination and World Heritage list, even though not for the better.

Entry to the Babolovsky Park is absolutely free. The number of visitors is growing every year as the people are becoming more interested in their history and a healthy lifestyle and getting more and more tired from St. Petersburg’s ever-accelerating pace.

In the post-war time, the government has hardly invested any money in maintenance, let alone reconstruction of the park. One of the important reasons for that is that after the Soviet Union’s collapse the Babolovsky Park was not included on the list of especially valuable cultural heritage objects, unlike the more renowned Yekaterininsky and Alexandrovsky parks in Pushkin. A special museum reserve called Tsarskoye Selo was established for their conservation and development.

At the moment, the Babolovsky Park, a UNESCO World Heritage object, is facing a threat of a disputable golf club investment project, which would divide the park into parts, change its landscape, require several dozen hectares of trees to be cut, and restrict public access to more than one third of the park area.

The Babolovsky Park was first considered as a possible golf site by Semren och Mensson Architectkontor AB, a Swedish company, which was later replaced by Treasury Holdings from Ireland. As early as in 2006, the government of St. Petersburg authorized ZAO Tsarskoselsky Golf-Club, a company established specially to represent the investor, to begin designing and building the golf club. In 2008, the land plot boundaries were registered and the general principles of the project’s investment terms were announced. In 2011, the Babolovsky Park area became property of St. Petersburg — not without financial aid of ZAO Tsarskoselsky Golf-Club that was counting on the golf project.

The concept of this project includes reconstruction of about 100 hectares in the southern part of the park that would bring it back to the condition of the 1850-s with land lease and development of golf courses with 18 holes on about 18 hectares. Such golf courses are the biggest ones in modern golf, and their construction will require great financial resources and, in our case, a change of the historically developed landscapes of the Babolovsky Park. In the southern part of the park, as little as 21% of the trees may remain uncut.

I must emphasize that all the decisions that have already been made about this project, its advertising by the investor and the executive authorities of St. Petersburg, and the expert examination of the Committee on State Control, Use, and Protection of Monuments are based on nothing but a concept; there is no project as a detailed document. Despite numerous requests, the investor refused to make available to the public any documents that were developed in the course of this project (even though they do not contain any financial data), in particular, the historical and cultural expert review.

By the term project I will now mean all of the information that has been known about the golf club and golf courses in the Babolovsky Park to the present moment.

Commercial use of the park will inevitably require serious restrictions for its visitors. Even though the investor and the government are promising free access to the park, the investor will be allowed to impose special regulations that will set any time for visitor access to the park (i.e., restrict access!) and not just for the time of competitions. This information is available in the reference document written by the investor for the Municipal Council of Pushkin and on the map shown on fig. 3; it is also dictated by golf rules and the relevant safety requirements.

During the entire history of Russia, free access to public parks has been an integral part of the very idea of a park. Even the parks that are classified as especially valuable objects of cultural heritage of Russia may only be subject to two access restrictions, both of which are completely different from our situation. These restrictions are restricted entry at night and entry fees. However, in both cases the parks are open to all visitors at least during the day. The project in the Babolovsky Park does not allow such freedom.

The main risks of golf course construction in the Babolovsky Park and the general risks of private investment involvement with the current legal situation for reconstruction, restoration and so-called adaptation of cultural values for modern use are as follows:

1. Logical division of the Babolovsky Park into parts.

Different attitudes to different parts and elements of the park as concerns restoration and rehabilitation of a cultural heritage object are not acceptable under any circumstances. It is impossible to imagine repair and restoration of just one façade of the Hermitage without any plans, funds or responsibility for the others. This is exactly what golf course development in the Babolovsky Park is about. The 160 hectares of the park that are not covered by the this project are left without any prospects, even though ZAO Tsarskoselsky Golf-Club was to pay about 650 million rubles to the St. Petersburg city budget as investment fees just for the land plots allocated to it
for the golf village construction. While everybody keeps saying that the park needs funding and care, such acts of the executive government appear strange, to say the least. The government is planning to make money on a smaller part of the park but not planning to invest these funds in the bigger part. Why did the government not stipulate restoration of the whole park as an investment condition and reduce the investment fees to the budget?

2. Golf course location and related change of the park’s modern landscape and access to it.
When any decisions are made to bring a monument back to the condition it was in at a certain time, one must consider its modern value for the community and the opportunities and features that have arisen since that time, even if the modern condition does not agree with the original idea. To a great extent, this is what adaptation to modern use is about — in this case, some kind of such adaptation has already been done by life itself.

The golf club concept is based on the very first plan from the 1850-s that we know of, but, according to the St. Petersburg Concept of Cultural Heritage Conservation that had been adopted in 2005 before this project even appeared, “the value of later historical layers must be recognized, elements of styles of different times must not be removed, and the principle of bringing a monument to one style (the so-called stylistic or romantic restoration as of the best date when the monument was at its finest) is not allowed. Moreover, a restored object may not be restored so much as to be perceived as a new construction;” “Quality care and proper use is the most efficient and the only sound method to preserve the heritage.” Whatever the concept of the park restoration, it is quite possible to perform it step by step and to restore individual objects as funds are available, with government guarantees.
Commercial use of golf courses will require restriction of public access to a great part of the park for security and preserving the expensive lawns. For the sake of a small number of golf fans, numerous Pushkin residents and the little patients of the nearby orthopedic hospital for children will no longer be allowed to come to the park at any time.

3. No requirements to the potential investor and no mechanics of financial and government guarantees for project implementation as regards objects of cultural and historical heritage.
At present, the law does not oblige potential investors to submit a feasibility evaluation of the project, does not require a check of their financial credibility, and does not require them to have experience with projects as complicated or to have the necessary resources, i.e. it is not necessary to provide the data that participants of tender procedures must submit. The law that governs supplies of goods and services for state needs may well be applied to such projects. Corruption risks should not be forgotten either.

The government counts on the investor’s financial interest alone but does not give any guarantees that the project will be completed, let alone on time. If the project is stopped for any reason, there may be the problem that the object of protection will be lost in vain, and it will be impossible to bring it back even to the condition at the time when the work was started and even if funds are available.

A negative example leading to the assumptions described above is the fact that ZAO Tsarskoselsky Golf-Club has not fulfilled its obligations so far. In the 47 months that have been granted for implementation of the part of the golf club construction outside the park, the investor has not fulfilled its initial obligations; it has not even started construction of the golf village and the office facilities on leased land. The Committee on City Property Management (KUGI) of St. Petersburg has sued ZAO Tsarskoselsky Golf-Club to recover hundreds of millions of rubles of rent under these lease contracts. In 2012, there were several publications in Irish media about debts and possible bankruptcy of Treasury Holdings, the company that ZAO Tsarskoselsky Golf-Club states as its main real investor. Meanwhile, the continuing negotiations between ZAO Tsarskoselsky Golf-Club and the government of St. Petersburg and the project propaganda are causing questions, to say the least. The people do not understand how different branches of the executive government can sue a company for defaulting on its obligations and at the same time negotiate continuation of this expensive, complicated, and risky project.

4. Informing the people about plans of urban development and taking account of their opinion.

According to the current law, people are informed (but just informed!) about any future urban development solution at so-called public hearings. The golf course construction project will affect thousands of local residents and the existence of a historical and cultural monument of global significance. However, the subject of discussion of this decision in the official language is called “the project of planning and the project of land marking of an area limited by the road to Alexandrovka, the Babolovskoye road, the spring to the Taitsky (destructed) waterway, the Taitsky (destructed) waterway, the Krasnoselskoye road, the zone of main heat networks, the railway from the Pavlovsk railway station to the residential area of Pushkin, the Starogatchinskoye road, the canal along the Babolovsky Park, in the Pushkin district.” Even those who have lived in Pushkin all their lives would not understand from this that the matter is about their beloved Babolovsky Park and, consequently, they would not be able to express their opinion even for the sake of consultation.
It is necessary to change the law so that residents of nearby areas would be guaranteed to be informed about plans of urban development solutions well in advance and their opinion would be taken into account depending on the social importance of the proposed decisions and everyone’s right to a benign environment.

A review of documents and circumstances related to appearance and history of the golf course project in the Babolovsky Park brings Pushkin residents to an objective opinion that this project is inadmissible because it would be destructive for the Babolovsky Park. This project:

1. will infringe on the citizens’ right to preservation of historical and cultural heritage (also for the next generations),

2. will infringe on the citizens’ right to access cultural values in their unchanged form,

3. will restrict free access to the park for the people (primarily Pushkin residents) who are the main visitors of the park,

4. will destroy the Babolovsky Park as a single historical monument of gardening and park art as an object of protection of historical and cultural significance,

5. may be a sign for the UNESCO World Heritage Committee that the Russian Federation is not in compliance with the Convention concerning the Protection of the World Cultural and Natural Heritage and result in:

a. refusal of possible international aid from the World Heritage Fund,

b. removal of all or some of the historical center of St. Petersburg and related group of monuments from the UNESCO World Heritage List, which will cause irrepairable damage for St. Petersburg’s image.

This project may not and must not be implemented as it is proposed.

The Constitution of the Russian Federation guarantees everyone a right to a benign environment and access to cultural values (articles 42 and 44) and obliges every citizen and every government authority to take care of the conservation of historical and cultural heritage, protect historical and cultural monuments, and protect the environment (articles 44 and 58).

According to the International Charter for the Conservation and Restoration of Monuments and Sites that was adopted at the Second International Congress of Architects and Technicians of Historical Monuments in Venice in 1964, mankind is understanding the universal value of monuments more and more every day, regards them as common heritage, and admits joint responsibility to future generations for their safeguarding; it considers itself obliged to pass the monuments on in all the richness of their authenticity; a monument may not be separated from the history that it witnessed and the environment where it is located.

A proactive group and Pushkin residents have organized a public protest meeting and collected already about six hundred signatures for protection of the Babolovsky Park from the ill-conceived project, which will bring them nothing but inability to visit a significant part of the part during the long construction time and to come to the park freely afterwards. We have studied and are continuing to study documents and other available data about the golf club and golf courses in the Babolovsky Park. We are informing our neighbors about this project and its related threats. We are planning to help the Babolovsky Park by civil initiatives, bring more visitors to the park, and improve it as much as we are legally allowed.

A public action as decisive as a protest meeting has been largely caused by the fact that the government is willing neither to allocate reasonable funds to take care of its national cultural heritage nor to talk to citizens for whom and with whose knowledge the delicate business that historical and cultural heritage preservation is should be carried out.

Just recently the government of St. Petersburg announced an intention to build an entertainment center in the Buffer park in Pushkin. This park is not a protected object even on the regional level, but it is also a park.

According to the initial concept of this new project, “The concept of the entertainment center for children considers possible development of the project area under the conditions of intensive urbanization of city lands and lands of St. Petersburg’s historical satellite towns, which is based on vacation and change of profile of significant city areas…” These words are causing serious concern as they admit that the big city is attacking its environs and their cultural, architectural, and natural integrity, for which many generations of citizens have valued this benign environment.

We are asking government authorities on all levels to treat the national historical and cultural heritage with responsibility and not expose it to dangers for the sake of transitory goals like money for the budget or making good-looking reports. We are asking the state to create, maintain, and guarantee a benign environment for the residents and our descendants. We are hoping for the assistance of international institutions for protection of historical and cultural heritage. We are ready to help such objects and entities who are in charge of their maintenance based on our civil rights.